Хелло, Америка!

Отрывки из книги "Америка вблизи"

Previous Entry Share Next Entry
"Если хочешь быть здоров..." по-американски (Отрывок 25-й)
Спич
leonid_zaslav
    Массовая мода на физкультуру для взрослых американцев, не связанных с военными и полицейскими учреждениями, появилась не так уж давно – когда с колледжами прощалось послевоенное поколение бэби-бумеров. Началось это с повального распространения в 1970-е годы бега трусцой. Затем появилась новая мода, ретивыми приверженцами которой привычно проявили себя женщины: в 1980-е годы "бэби-бумерши" и многие из их младших соотечественниц дружно увлекались аэробикой. Однако уже в середине 1990-х это рвение пошло на убыль, и немало располневших представителей того многочисленного поколения предпочло менее подвижный образ жизни. Но все-таки в последние годы многие бэби-бумеры, входя в предпенсионный и пенсионный возраст и ощущая изъяны такой перемены, стали возвращаться к физическим упражнениям, но -- к другим. Теперь распространенными ристалищами, привлекающими массы американцев, в том числе немолодых, стали тренажерные залы. В расчете на быстро растущую клиентуру в обиход вводятся всё более разнообразные тренажеры и упражнения.
    С 2005 года в Америке издается фитнес-журнал. Его тираж -- 50 тысяч экземпляров и задача – расширять физкультурные интересы читателей и прививать им философию, согласно которой человеку, находящемуся в неплохой физической форме, куда легче не поддаваться старости. Главная цель тренировок, внушаемая людям этого контингента – улучшать прежде всего свое самочувствие и только потом внешний вид. Этим они радикально отличаются от большинства энтузиастов-культуристов, посещавших подобные залы два и три десятилетия назад.
    Когда в Америке открылись первые тренажерные залы, самые старшие из поколения бэби-бумеров еще учились в школах. Тогда-то ученые и врачи-педиатры забили тревогу. Они заявили, что в стране подрастает поколение «перекормленных детей» (porkers), что угрожает будущему нации. Более половины американских школьников провалили тесты по физкультуре, которые были по плечу девяти из каждых десяти их европейских сверстников. Когда эти результаты легли на стол тогдашнего президента Дуайта Эйзенхауэра, который в свои школьные годы блистал в юниорском бейсболе и американском футболе, он ужаснулся. В 1956 году Эйзенхауэр учредил Президентский совет по физвоспитанию юношества (President’s Council on Youth Fitness). Следующий хозяин Белого дома – Джон Кеннеди – повел себя еще круче. Обратившись к американским школьникам через массовый спортивный журнал Sports Illustrated, президент назвал их «мягкотелыми слабаками». Руководители среднего образования тогда наконец уразумели, что для их воспитанников быть «soft» в разгар "холодной войны" недопустимо. И школьные программы физвоспитания были срочно пересмотрены.
    С той поры много воды утекло, но привычка к активному занятию спортом, заложенная в школах, стала давать плоды и во взрослой жизни. Физкультура в повседневности стала еще более необходима в эпоху, когда широко разрослась сеть закусочных быстрого питания с преобладанием в них разных сэндвичей, пицы, жареного картофеля и сладких напитков. В результате заметно росла численность американцев с избыточным весом и сопутствующими недугами.
    Вот тогда-то в Америке – не без влияния статистики о росте сердечно-сосудистых заболеваний – распространилась мода на джоггинг (бег трусцой). Это было первое по-настоящему массовое самодеятельное физкультурное движение. В Бостоне каждой весной проводятся открытые (практически общедоступные при отсутствии медицинских противопоказаний) первенства США по марафону. Но если в 1960-е годы в таком испытании участвовали лишь несколько сотен американцев, то спустя всего пару десятилетий на старт выходили уже десятки тысяч стайеров, включая выносливейших посланцев из более двадцати стран. Доныне похожую картину можно наблюдать и на Нью-Йоркском марафоне, проводимом ежегодно в начале ноября. А общий контингент американских джоггеров, регулярно бегающих по дорожкам своих округ, исчисляется миллионами.
    Система обслуживания запросов растущего множества физкультурников, охватившая массовый выпуск спортивной одежды и обуви, превратилась в многомиллиардную процветающую индустрию. Не прошло и пары лет с поры, когда актриса Джейн Фонда в 1978 году для небольшой группы своих приятельниц стала давать уроки малоизвестной тогда аэробики, как эта популярная кинодива превратилась в гуру нового поветрия. Оно стремительно распространилось по миру, и видеозаписи таких уроков пользовались бешеным спросом. Помнится, к середине 1980-х годов эта мода докатилась до Советского Союза, и на наших телеэкранах регулярно появлялась группа отлично сложенных девушек, ритмично двигавшихся под музыкальный аккомпанемент – этакий гибрид кордебалета с участницами физкультурного парада. Для разнообразия на заднем плане не отставала женщина постарше и молодой человек, что внушало: аэробике покорны все возрасты и даже сильный пол.
    Скоро обнаружилось, что организаторы таких показов помимо популяризации своеобразной физзарядки вольно или невольно преследовали еще две цели – развлекательную и пропагандистскую. Даже в американской прессе отмечалось, что необычной притягательности данных программ способствовал особый характер внешнего вида и движений участниц, который придавал таким представлениям некоторые черты "мягкого" эротического шоу. Что уж говорить о стране, на телеэкранах которой «секса» вообще не бывало! Вторая цель была более очевидной – демонстрация спортивной моды, реклама. После телепоказа облегающих трико, ворсистых лент, мягкой спортивной обуви и прочих новых аксессуаров одежды для активного досуга спрос на них стремительно возрастал.
    Но время бежит, и энтузиасты первой – самой массовой – волны увлечения аэробикой, увы, не молодеют. Они бодрее многих своих ровесниц и по-прежнему с удовольствием бы облачались в легкие яркие одежды и двигались под музыку, но ноги и руки уже не столь послушны, а в мышцах и суставах накопились болевые ощущения. Да и многие джоггеры из-за риска травмироваться вынуждены отказываться от прежних беговых нагрузок. Правда, куда более щадящие условия, созданные в тренажерных залах, предпочли далеко не все завсегдатаи групп аэробики и парковых дорожек. Об этом легко судить, видя возрастной состав джоггеров, продолжающих трусить по дорожкам нью-йоркского Центрального парка, или энтузиасток, приходящих в группы аэробики, где теперь всё чаще преобладают врожденно ритмичные и более молодые горожанки с латиноамериканкими корнями. Так или иначе, но переход людей поколения бэби-бумеров в фитнес-залы, где их ждет уйма новых приспособлений, аналоги которых прежде встречались разве что в кабинетах физиотерапии, стал воистину массовым.
    К тому же современная нейрофизиология, позволяющая уточнить смысл старинной поговорки «в здоровом теле -- здоровый дух», подтверждает необходимость посильной, но ощутимой физической активности. Давно замечено, что регулярные тренировки не только улучшают физические качества человека (способствуют сохранению подвижности, силы, выносливости и избавлению от лишнего веса), но и повышают настроение, снимают напряжение, укрепляют уверенность в себе, налаживают сон. Ведь такие упражнения обеспечивают приток крови, а также энергетических импульсов к мозговым клеткам -- нейронам -- и это приводит к их укреплению, росту и другим благоприятным биологическим преобразованиям. Они служат своеобразным противоядием от старения, стрессов и депрессий.
    Многое зависит также от стереотипов -- укоренившейся привычки к определенным видам эмоциональных и физических нагрузок и развлечений. В отличие от генетической предрасположенности выработанные стереотипы – явление хоть и прилипчивое, но изменяемое. Утверждая это, я вспоминаю свое посещение «Евгения Онегина» в нью-йоркской «Метрополитен-опере». Неудивительно, что перед началом спектакля из разных концов зрительного зала доносилась русская речь, тем более что пели певцы, как теперь подобает, на языке оригинала.
    Однако в начале представления в аудитории не раз слышались плохо скрываемые вздохи разочарования. И было отчего: появившийся на сцене Ленский (в исполнении мексиканского певца Рамона Варгаса) удивил публику своим брюшком, бородкой и очками. Он старательно артикулировал каждый звук, но пел с чудовищным акцентом. Онегин (Дмитрий Хворостовский) был, как и пристало, благолепен и статен, но сед как лунь, что трудно вязалось с привычным со школьных лет обликом его героя. То же подумалось и о Рене Флеминг, хоть пела она божественно и даже без ощутимого акцента, лишь слегка проглатывая отдельные слова. Но ее Татьяна оказалась солнечной блондинкой, тогда как Ольга (Елена Заремба) -- жгучей брюнеткой. Среди поющих в имении Лариных крестьян и танцующих на балу господ темнело немало афроамериканских лиц. Перед началом бала в Петербурге сцену заполнили лакеи в париках. Одни из них под звуки бравурного марша деловито выносили тело убитого Ленского, тогда как другие тут же наряжали к балу Онегина. В опере обнаруживались и другие явно непривычные черты и ходы (или находки!), которые резко контрастировали с представлениями, укоренившимся в нашем сознании с юности. Однако пели артисты превосходно, и в итоге они раскланивались под восторженную и дружную овацию огромного зала. Стало очевидно: стереотипы отступили.
    До получения окончательных научных выводов об оптимальной взаимосвязи между врожденными склонностями, приобретенными стереотипами и желательными нагрузками, видимо, пока далековато, но некоторые практические рекомендации уже опубликованы. Один из советов состоит в том, что при желании быстро избавиться от депрессивного состояния не нужно полагаться на авральную осаду клуба здоровья или мощные разовые физические нагрузки. Возможно, тренировки до седьмого пота – иногда дело неплохое (если нет им врачебных противопоказаний!), но психологическое самочувствие зависит отнюдь не только от их интенсивности и продолжительности. В этом плане куда важнее систематичность. Стойкие психологические улучшения отмечались лишь после нескольких недель регулярных тренировок. К этому времени начинает действовать новый стереотип – эффект привыкания, с появлением которого продолжение занятий требует явно меньше волевых усилий.
    Задачи сохранения крепкого физического и психологического здоровья непосредственно связаны с возрастными проблемами. В Америке они привлекли особо пристальное внимание в 2008 году, когда участником финального поединка в борьбе за Белый дом сделался 72-летний Джон Маккейн. У многих появлялось ощущение риска, когда они представляли, какие труднейшие задачи управления сверхдержавой легли бы на плечи небывало великовозрастного номинанта. Правда, в печати на этот счет появлялись и успокаивающие доводы. Указывали, что некоторые недостатки физической формы Маккейна – результат не столько старости, сколько ранений и мучений, перенесенных во вьетнамском плену. Ссылались и на его крепкие генетические корни, указывая, что на предвыборном съезде Республиканской партии среди людей, окружавших претендента, выделялась вполне стройная и подвижная леди – его 96-летняя мама. Но тем не менее...
    Незадолго до номинации Маккейна в одном из нью-йоркских книжных магазинов фирмы “Barnes & Noble” состоялась презентация монографии "Как отодвинуть старость". У нее интригующий подзаголовок: «Перешагнув 80-летие, ощущать себя и выглядеть на 50». Книгу представляли оба ее автора – Генри Лодж (Henry Lodge), 48-летний профессор кафедры геронтологии медицинской школы Колумбийского университета, и 73-летний нью-йоркский юрист Крис Кроли (Chris Crowley), шесть лет назад вышедший на пенсию и с той поры регулярно наблюдаемый на кафедре у Лоджа. Монография неспроста вышла из печати именно в то время: весьма многочисленное поколение бэби-бумеров, родившихся в течение полутора послевоенных десятилетий, начало входить в солидный возраст ("тех, кому за 60"). Кстати, в числе первых бэби-бумеров оказались тогдашний президент Джордж Буш-младший и его предшественник Билл Клинтон.
    Лодж привел дополнительные резоны для написания данной книги. Когда из года в год он наблюдает своих пациентов, то замечает, что быстрее старится тот, кто ведет малоподвижный образ жизни и прибавляет в весе. Добром это не заканчивается: такие люди становятся более апатичными, замкнутыми, и их относительно рано настигают инсульты, инфаркты и другие серьезные недуги. Эскулап не сомневается, что определяющее значение имеет образ жизни. Изучая биологию старения, Лодж пришел к выводу, что не менее 70% тяжких хворей, поражающих американцев до 80 лет, можно предотвратить. Лишь в остальных случаях решающую роль играет генетика и стечение обстоятельств.
    В свою очередь, его соавтор говорил об известных симптомах и недугах – о боли в суставах, радикулитах, артритах, полноте, апатии, потере интереса к противоположному полу. И поделился наблюдением: когда люди думают о старении, они считают, что все эти напасти не поддаются отсрочке. Однако этот поджарый, подтянутый отставной адвокат всем своим видом и аргументацией доказывал, что их наступление отодвигаемо. Он уверял, что ныне катается на лыжах и играет в теннис лучше, чем полтора десятилетия назад. А предыдущим летом Кроли на пару с приятелем совершил стомильный велопробег по штату Колорадо.
    Мне тогда подумалось, что приятельством с ветераном -- фанатом спортивного образа жизни -- могу гордиться и я. В один из февральских выходных (увы, обычно малоснежных на Восточном побережье) Вилли, мой земляк по Москве, работавший теперь программистом в полицейском управлении Бруклина, пригласил меня на горнолыжную базу Holiday Mountain, что в паре часов езды к северу от Нью-Йорка. Как и многие уроженцы Средней России, когда-то я обожал катание на равнинных лыжах. Но, хоть их название звучит тут забавнее (кросс-кантри скис) и существует немало зимних курортов, воспользоваться такими лыжами в здешних условиях проблематично. Вот и к нашему приезду снег на полянах растаял, и пришлось примерять горнолыжную амуницию. Для нее снега здесь хватает. Его готовят в морозильных установках и напыляют на подготовленные склоны, оборудованные подъемниками. Если к этому добавить, что база в зимний сезон обеспечивает рабочими местами многочисленный обслуживающий персонал, то нетрудно разглядеть все признаки бойкого бизнеса. Кстати, недешевого: дневной прокат горных лыж с ботинками обычному лыжнику обходился в тридцатку, а пропуск к подъемникам и того дороже. Но, разобравшись, я был приятно удивлен: выяснилось, что на многих лыжников распространяется система льготных тарифов.
    Тут уж нужно отдать должное ценовой политике властей штата: на многие культурно-оздоровительные услуги для тех, кто входит в категорию «юньоров» (несовершеннолетних) и «синьоров» (кто старше 62 лет) предоставляются существенные скидки. Например, оплата годового пропуска на корты Нью-Йорка обычному теннисисту обходится в 120 долларов, а «синьору» -- лишь в 25. Пропуск же к горнолыжным подъемникам для тех, кому минуло 70, на той лыжной базе оказался и вовсе бесплатный. Вилли как раз накануне вошел в эту почтенную категорию. А в прокатной амуниции он и вовсе не нуждается, поскольку приезжает со своими лыжами австрийской марки «Фишер», привезенными еще из Москвы.


                 Вилли у горного склона

    Но по-настоящему поразила меня картина, увиденная на горных склонах. Мало кто из соседей по спуску мог съезжать виртуознее, чем Вилли (при том, что подавляющее их большинство было вдвое, а то и втрое моложе, а зимние Олимпиады каждый раз подтверждают, что горнолыжный спорт – один из популярнейших в Америке). Выяснилось, что самые сложные виражи на склонах той горы ему нипочем.
    На лыжной базе в Holiday Mountain можно было услышать и русскую речь. Но почти всегда она звучала из уст родителей, сопровождавших американизируемое чадо. Сами они, как правило, не катаются: с одной стороны, накладно, а главное – этот вид спорта непростой, рискованный и навыки в нем надо бы осваивать смолоду. Вот и Вилли встал на горные лыжи давным-давно, да так прикипел к ним, что позднее в свои отпуска подрабатывал в качестве инструктора на склонах Домбая и Чегета.
    Позднее с семьей сына, все члены которой, не исключая четырехлетнего внука, оказались заправскими горнолыжниками, мне довелось провести "длинный уикэнд" в более крупном центре зимнего спорта. Он действует более четырех десятилетий в поселке Стрэттон -- на юге северного штата Вермонт -- неподалеку от городка Кавендиш, в черте которого расположена усадьба, почти 18 лет принадлежавшая Александру Солженицыну. Горнолыжная индустрия в Стрэттоне поставлена на широкую ногу: к услугам массы приезжих -- полдюжины высотных подъемников; сотни номеров в обступивших высокогорные склоны отелях и домах-кондоминиумах с посуточно сдаваемыми квартирами; учебные классы на склонах, где целое полчище инструкторов обучает азам и премудростям владения горными лыжами одновременно сотни клиентов -- в основном детей в возрасте от трех до десяти лет. Их муштруют ежедневно с девяти утра до трех часов пополудни (с перерывом на ланч) в группах, комплектуемых с учетом исходного уровня подготовки лыжников. Таких уровней более десятка. Каждая группа включает лишь нескольких малышей и имеет свой изобразительный символ в виде одного из представителей животного мира -- от "мышонка" (для начинающих "чайников") до "мишки на севере" (знак высшего уровня). Создалось впечатление, что почти каждый старшеклассник или студент, у кого в свое время хватило терпения пройти полный курс, стремится в зимние сезоны подрабатывать инструктором.
    Впрочем, мы отвлеклись от книги. Между тем, для отсрочки старости в ней предложен рецепт: чтобы за год стать функционально на несколько лет моложе, рекомендовано ежедневно полчаса-час посвящать физкультуре, относя к ней также и бодрую ходьбу. Кстати, эти нормативы взяты на вооружение не только авторами данной книги. Незадолго до ее выхода к новой пропагандистской кампании за здоровый образ жизни подключилось и американское телевидение, показав репортаж про то, как изящная бэби-бумерша, недавний госсекретарь Кондолиза Райс, "разменяв полтинник", 6 раз в неделю вставала в 5 утра, чтобы успеть провести 45-минутную разминку в тренажерном зале либо на беговой дорожке. Впрочем недавно она сменила бег трусцой на оздоровительную ходьбу.
    Как авторы объясняют «химизм» – микробиологическую подоплеку – процесса старения? Они считают, что клетки человеческого организма все время перерождаются. Но в зависимости от нашего возраста и образа жизни это перерождение ускоряется либо замедляется. И если вы малоподвижны, клетки начинают просто отмирать. Для их возрождения необходима физическая, а также интеллектуальная активность. Мнения соавторов не совпали, когда они отвечали на вопрос о диете, но в общем Америку они тут не открыли: без минимизации в вашем рационе крахмала, животных жиров и крепких спиртных напитков едва ли можно говорить о здоровом образе жизни.
    Врач выделил еще одну существенную его составляющую – психологическую. Лодж привел такой пример: если вы сдаете на анализ кровь, взятую у людей замкнутых и хмурых, а затем у общительных и веселых, то результаты анализа оказываются, как правило, лучше у лиц второй категории. Так что у нелюдимых меньше шансов прожить долго. Наладить в предстоящие годы свою социальную жизнь подчас не менее важно, чем быть физически активным. Осенью 2007 года газета «Нью-Йорк таймс» сообщила, что во Флориде состоялись теннисные соревнования для тех, кому за 90 (!). Этих участников давно объединяет не только общее увлечение, но и такие черты характера, как открытость, дружелюбие, готовность прийти на помощь.
    Культивирование в себе подобных качеств помогло обрести душевное здоровье Кирку Дугласу -- знаменитому киноактеру, выходцу из семьи бедных российских эммигрантов. После инсульта, перенесенного в 80-летнем возрасте, у звезды Голливуда повредилась речь и актер впал в глубокую депрессию. Вот что 92-летний ветеран мирового кино написал о своем спасении: "Депрессии посещают тех, кто слишком много о себе понимает. Старайтесь больше думать о других и о том, как им помочь! И тогда вы поразительно быстро почувствуете, как отступает ваша депрессия. Я в этом смысле большой эгоист, так как помощь другим улучшает мое собственное самочувствие". Можно не сомневаться, что успешному восстановлению Дугласа способствовала и отличная физическая форма, в какой на протяжении почти всей жизни находился легендарный исполнитель кинороли Спартака.
    Впрочем, широко известны отдельные личности, которые особого внимания физкультуре вроде бы не уделяли, да и долго не придерживались строгих диет, но благодаря насыщенной социальной жизни, гибкому характеру и счастливой генетике сохранили бодрость и ясный ум в не менее почтенном возрасте. Вспомним хотя бы 90-летнего Уинстона Черчилля, а также столпов советского искусства -- Бориса Ефимовича Ефимова, прожившего 108 лет (!), либо Владимира Михайловича Зельдина, продолжавшего лицедействовать на сцене в свои 95. Или юбиляров 2012 года, в дни которого мировая пресса восторгалась жизненной активностью 95-летнего режиссера Юрия Петровича Любимова и 100-летней писательницы и просветительницы Бэл Кауфман. К столь редкой группе стойких ветеранов стоит отнести и Сергея Владимировича Михалкова, ушедшего из жизни на 97-м году.
     Последний запомнился многим, кто знал его, в качестве не только известного поэта и лукавого царедворца (легион недоброжелателей не без оснований считали его ретивым угодником власти, звали «гимнюком» и злорадствовали, когда наступавшие перемены враз обесценивали славословия из его гимна), но и как человека широкой души, что проявлялось в михалковских стихах для детей, а также в очаровательной демократичности в общении и ряде гуманных жестов. Всё это черты, несомненно, способствовавшие долголетию. Судить об отзывчивости Сергея Владимировича могу на основании собственного -- хоть и весьма фрагментарного -- впечатления. Как-то он и мы с женой допоздна загостились в соседних квартирах одного из домов вблизи метро «Аэропорт», которое в час нашего убытия уже закрывалось на ночь. Оказавшись в лифте с незнакомыми ему людьми и услышав, что мы собрались ловить такси, Михалков, не представляясь, вступил в разговор, посоветовал с таксистами не связываться и предложил подвести нас на своем «мерсе» -- «самолете», как он его назвал -- одном из первых в тогдашней Москве. Сидя за рулем, мэтр беседовал без какого-либо высокомерия, а высказанное мной признание насчет легкой запоминаемости его стихов воспринял разве что с самоиронией.
    Так что, хоть о важной роли общительности и умения не падать духом медики привычно говорят под конец, черты эти для сохранения бодрости и долголетия занимают, по-видимому, далеко не последнее место.

 

?

Log in